Меньше ада - блог плохой христианки (badbeliver) wrote,
Меньше ада - блог плохой христианки
badbeliver

Что полезного дало христианство средневековой Европе? Взгляд атеиста. Часть 4

Автор: Сергей Ларионов



Судить и защищать: поддержание внутреннего мира и благотворительность

Средневековая Европа была полна проявлений насилия. Варварские народные обычаи и социальные практики были крайне жестоки, а постоянные феодальные войны и политический хаос делали вооруженное насилие нормой жизни. Церковь как единственный общеевропейский властный институт централизованного характера стремилась это насилие как-то обуздать и ввести в рамки. Помимо отправки чрезмерно воинственных рыцарей в заграничные походы, действовала она и на местах.

Любопытным средством ограничения насилия и междоусобиц было объявление божьего мира.


Это был официальный запрет на феодальные усобицы и насилия, назначенный на определенный срок или привязанный к религиозным праздникам. На Клермонском соборе Урбан II наряду с объявлением крестовых походов установил божий мир по всей Европе. В постановлении собора говорилось:

0.jpg"§ 1. Сначала было постановлено, чтобы Божий Мир соблюдался от заката солнца, в среду, до восхода, в понедельник, и кто в этот промежуток времени овладеет имуществом, или полонит человека, или сделает что-нибудь подобное, тот должен все возвратить. Если кто сделает набег днем в среду и не успеет вернуться в свое убежище до заката солнца, тот должен возвратить все унесенное им.

§ 2. Всякий кто в те дни ударит, ранит или полонит женщину или мужчину, будет считаться нарушителем мира, исключая случаи законной защиты."(1)

Конечно, современному человеку, привыкшему к мирной жизни в централизованном государстве, запрет на грабеж и избиение людей со среды по понедельник не покажется серьезным обеспечением безопасности. Но во времена, когда подобное насилие было каждодневной нормой, даже такие меры были важным шагом в правильном направлении.

Еще больше попыток установления божьего мира происходило в отдельных регионах. Особенно широко это движение распространилось во Франции с начала Х века, когда власть короля и даже крупных феодалов переживала наибольший упадок, распыляясь между множеством мелких аристократов, пребывавших в постоянном вооруженном противостоянии. Первый известный божий мир был установлен собором в городе Шарру в 989 году. Он угрожал отлучением тем, кто нападал на безоружных людей, грабил церкви и крестьянские дворы.(2) В дальнейшем подобные постановления неоднократно утверждались и повторялись местными соборами по всем регионам страны. Как и любые мероприятия, больше полагающиеся на добрую волю феодалов, чем на вооруженную силу (которая была в распоряжении знати, но не церкви), божьи миры были не слишком эффективны. Но они были важной, пусть и робкой, вехой на пути прекращения феодального насилия.

Церковь и судебные нравы Средневековья

Помимо борьбы с феодальной анархией и междоусобицами церковные власти занимались отправлением правосудия. Среди людей антиклерикальных убеждений эта сфера вызывает наибольшие нарекания. Церковь обвиняют в создании и поддержании варварских форм судопроизводства, насилии и борьбе с инакомыслием. Но если исходить из контекста эпохи, многие такие обвинения едва ли можно признать основательными.

Начнем с того, что обычное светское право в тогдашней Европе было основано на варварской народной традиции. А это значит, что помимо позитивных аспектов (таких как состязательность сторон, хотя и весьма своеобразно понимаемая) он обладал множеством пороков, свойственных малоразвитым системам правосудия. Некоторые из таких пороков, как отсутствие предварительного расследования и письменного ведения дел, передача функции исполнения приговора на истца, были вызваны примитивным уровнем развития государственной бюрократии в раннем Средневековье. Кроме того, в обычном судебном процессе IX-XIII веков были широко распространены такие методы разбирательства, как ордалии (божий суд) и судебные поединки.

2.jpgПод ордалией понимали разного рода физические испытания, в ходе которых Бог, по мнению тогдашних людей, указывал на невиновного. В их число входило испытание каленым железом и кипящей водой (виновным признавался получивший более серьезные ожоги), испытание простой водой (невиновным признавали тонущего, после ордалии его выносили на сушу и пытались откачать) и тому подобные процедуры. Широко распространена была такая форма судебной процедуры как поединки. Приведу один замечательный пример судебного поединка из книги "The Medieval Underworld":

"И затем они кусали зубами, так что кожа от одежды и от плоти была прорвана во многих местах их тел. И затем лживый обвинитель повалил кроткого невинного на землю и укусил за член, и бедный невинный закричал. Но затем, скорее благодаря удаче, нежели силе, этот невинный смог подняться на колени и ухватил лживого обвинителя зубами за нос и поместил свой большой палец ему в глаз. Это оказалось настолько ужасно больно, что обвинитель завопил, моля о пощаде."(3)

Читая подобные описания, легко согласиться с русским медиевистом А.Я. Гуревичем, который утверждал, что судебный процесс служил скорее не целям установления истины, а был формой обряда и публичного состязания.(4) Церковь в лице местного священника прямо участвовала в организации ордалии. Согласно английским правилам Х века при проведении ордалии каленым железом доступ к огню имел лишь священник и лицо, подвергаемое испытанию. Как полагают ученые, священник, не желая осуждать невиновного, мог теми или иными способами (затягивая чтение молитвы, ослабляя силу огня или обильно орошая руку испытуемого святой водой) облегчить испытание.(5) Это предположение подтверждает статистика. Так, в Венгрии на период 1208-1235 годов сохранились записи о 208 испытаниях каленым железом, причем в 130 случаях обвиняемые успешно его прошли. Исключительно маловероятно, что они могли бы это сделать, если бы процедура проводилась со всей жестокостью.(6) Конечно, это был лишь паллиатив, и божий суд не мог заменить нормального разбирательства.

Начиная с XII века высшие иерархи церкви и крупные богословы подвергают ордалии и судебные поединки жесткой критике.(7) Это привело к категорическому церковному осуждению этих практик на Четвертом Латеранском соборе 1215 года, когда духовенству воспретили всякое в них участие. После этого ордалии ушли из официальной юридической практики в светских судах - с 1216 года их отменили в Дании, Англия официально распрощалась с этой практикой в 1219 году, Шотландия и Италия последовали за ней в 1230 и 1231 годах.(8)

Инквизиция на страже порядка и справедливости

Следует отметить, что церковь обладала самостоятельной юрисдикцией в ряде дел, связанных с семейными отношениями, правонарушениями священников и преступлениями, совершаемыми в церковных владениях. Такие дела разбирались епископальными судами, в которых руководствовались не обычаем, а развитой системой римского права. Церковный суд вел следствие по инквизиционному или розыскному (inquisito - следствие, расследование) процессу. По сравнению с обычным процессом он обладал рядом преимуществ. Он велся письменно и предусматривал предварительное расследование, процесс был строго формализован, что ограничивало произвол судьи. Впоследствии инквизиционное судопроизводство переняли и светские суды. Так в Англии королевские суды с розыскным процессом были учреждены ассизами Генриха II, и, несмотря на их платность, пользовались большой популярностью.(9) Важным нововведением было то, что в инквизиционном процессе обвинение в преступлении мог выдвигать судья без участия истца, что расширяло возможности преследования преступников. Конечно, средневековый инквизиционный процесс обладал и серьезными недостатками - в нем широко применялась пытка, что вело к самооговорам и ложным показаниям, но по сравнению с ордалиями и судебным поединком это был серьезный шаг вперед.

Говоря об инквизиционном процессе, нельзя не затронуть и тему инквизиции как особого церковного учреждения, призванного бороться с ересями и другими преступлениями против христианской веры. Первая инквизиция была учреждена на том же Четвертом Латеранском соборе для борьбы с ересями катаров и вальденсов, получивших особенно широкое распространение в южной Франции.

Прежде чем мы приступим к более подробному рассмотрению практики и теории инквизиции, следует понять, что такое ересь и чем она была опасна с точки зрения тогдашнего общества. Ересью в каноническом праве именуется сознательное отступление от официальной религиозной доктрины. Сейчас борьба с еретиками нередко считается проявлением иррационального деспотизма, властолюбия и борьбы со свободомыслием. Конечно, нельзя отрицать в церковных иерархах и властолюбия, и деспотизма, но такой взгляд грешит узостью и примитивизацией.

Прежде всего, следует осознавать, что в условиях средневековья, когда религия была основным идентификатором социальной общности, отступление в ересь рассматривалась как выступление против установленного порядка. Еретические учения противостояли сложившимся общественным институтам и стремились их ниспровергнуть. Нередко вожди еретиков, часто странствующие проповедники, собирали вокруг себя толпы почитателей и устраивали настоящий террор против мирных обывателей.

Самым ярким примером такого рода ереси было движение братьев-апостоликов, возглавленное неким Дольчино, нередко именуемое в его честь дольчинизмом. Распространившееся на рубеже XII-XIII веков учение пропагандировало ликвидацию церкви и всей вообще социальной иерархии, общность имущества и даже жен. Для реализации своих идей дольчиниты подняли вооруженное восстание на севере Италии и в течение многих лет наводили страх на всю округу. Майкл Суини в своих "Лекциях по средневековой философии" остроумно назвал апостоликов братьями, практиковавшими бедность и грабеж.(10) В художественной форме программу Дольчино изложил итальянские медиевист Умберто Эко в блестящем романе "Имя розы".

"Он ввязывался во все склоки и везде находил случай проповедать войну против чужого добра. Во имя бедности, разумеется. Дольчин со своими людьми, которых к тому времени стало уже три тысячи, разбил лагерь на одной горе близ Новары. На так называемом Лысом Утесе. И поставил там укрепления и палатки, и правил оравой мужчин и женщин, которые жили скопом в самом бессовестном блуде…

И называл все духовенство, и секулярных клириков, и проповедников, и миноритов служителями Сатаны, и освободил кого бы то ни было от необходимости им подчиняться.

...Он утверждал, что для скончания третьего возраста необходимо всему духовенству, и с монахами, и с братьями-схимниками сгинуть в страшных мучениях; он предсказывал, что скоро все церковные прелаты, священнослужители, монахи и монахини, прихожане и прихожанки, и все посвященные в ордены проповедников и миноритов, все святые отшельники и с ними сам Бонифаций, римский папа, будут уничтожены обетованным императором, которого укажет он, Дольчин, и император этот будет Фредерик Сицилийский."

Разумеется, подобная деятельность не могла вызвать сочувствия у властей и привела к закономерному результату: "...епископ объявил сбор войскам по всей своей земле против этих неверных еретиков, ибо он видел, что земли его почти целиком разорены, а жители их вынуждены просить милостыню".(11) Здесь мы видим не борьбу со свободомыслием, а скорее карательную операцию против религиозных террористов и мятежников.

Такого рода примеры можно множить и множить. Уже во времена религиозных войн во Франции приверженцы гугенотского учения требовали от своих сторонников: "Если твой брат, сын твоего отца или сын твоей матери, твой сын, твоя дочь, супруга, прильнувшая к тебе... стараются скрыто соблазнить, говоря: "Давай поклоняться другим богам!", не соглашайся и не слушай. Пусть твой глаз не знает жалости... Ты должен убить их, первым подними против них руку, а народ завершит казнь".(12) Воистину, это было время разнузданной жестокости, в которой была виновна далеко не только и не столько официальная церковь.

Говоря в общем, ситуация, когда отколовшиеся от официального вероучения священники возбуждали мятежные настроения и становились вождями бунтовщиков, была весьма обычной и для Средневековья, и при переходе в Новое время.(13) И борьба с ересью в таком случае была не столько преследованием свободы мысли, сколько средством поддержания существующего общественного и политического порядка.

Неудивительно, что катарская ересь вызвала столь серьезные опасения и у папского престола, и у соседних с югом Франции властителей, которые опасались могущественных сеньоров Лангедока. Разговор о катарской ереси следует предварить развенчанием ряда заблуждений, которые были распространены у исследователей прошлого и разошлись среди широкой публики с легкой руки Льва Гумилева. В изложении Гумилева катаризм предстает как продолжение восточного вероучения манихеев, которое несло угрозу самому существованию цивилизации, отрицающее всякую мораль и социальность, запрещающее брак и обзаведение детьми.(14)

Современные ученые отрицают такую трактовку катарской ереси. Французская исследовательница Анн Бренон отмечала, что катары, отрицая брак как священное таинство, признавали его в качестве семейного союза.(15) Столь же некорректно говорить и о том, что катары не признавали социальной организации и морали - в таком случае они бы не смогли достаточно долго противостоять преследованиям.(16) С точки зрения церкви катары были опасной ересью по двум причинам. С доктринальной позиции основное противоречие было в отрицании катарами божественности Ветхого завета.(17) Катары считали его описанием деяний духа-демиурга, сотворившего земной мир, наполненный злом. Христа же они считали ангелом-посланцем Бога, принесшим людям весть о спасении.(18) Другая линия разлома протекала в социальной практике. Катары отрицали католическую обрядность и даже саму легитимность официальной церкви, обращаясь к традициям раннего христианства. В этом они предвосхищали протестантов позднейшей эпохи.(19) Это сочеталось у катаров с осуждением существовавших обрядов брака и клятвы, фундаментальных связующих основ феодального социума.(20) Неудивительно, что внешние силы увидели в катаризме серьезнейшую угрозу.

Первоначально церковь пыталась бороться с катарами проповедью и каноническими санкциями, такими как отлучение от церкви и лишение кафедр епископов-еретиков. Но эти меры не сработали, а папского легата Пьера де Кастельно подчиненные графа Раймунда Тулузского, сочувствовавшего ереси, просто убили. Это убийство стало поводом для кровавых событий, получивших название Альбигойского крестового похода. Длившийся двадцать лет (с 1209 по 1229 годы), он унес немало жизней, хотя точные оценки тут невозможны и колеблются от осторожных 20 тысяч(21) до фантастического миллиона убитых(22). Самым ревностным бойцом с еретиками показал себя французский король. И какими бы жертвами не обернулась война, несомненно, что она стала важным шагом в формировании единого Французского королевства. По словам Генри Ли "после уничтожения катаризма Лангедок сделался нераздельной частью монархии."(23)

5.jpg

ОКОНЧАНИЕ 4-й ЧАСТИ

СНОСКИ


  1. Первые постановления Божьего Мира в XI столетии

  2. Жан Флори, "Идеология меча", гл 8, разд. II

  3. Andrew McCall, "The Medieval Underworld". Перевод сделан Михаилом Талако

  4. А.Я. Гуревич, "Начало феодализма в Европе", гл II, §1. "Обычай и ритуал по варварским Правдам"

  5. Peter T. Leeson, "Ordeals", George Mason University, The Journal of LAW & ECONOMICS, с. 697-698

  6. Ibidem, с. 706

  7. Ibidem, с. 709

  8. Ibidem, с. 710

  9. Н.Ф. Колесницкий, "Феодальное государство", гл 4, разд. "Централизация судебно-административной власти. Реформы Генриха II"

  10. М. Суини, "Лекции по средневековой философии", лекция 23

  11. Филиппов Б., Ястребицкая А., "Европейский мир Х-ХV вв.", разд. VII, Приложение

  12. Жан Делюмо, "Ужасы на Западе", гл. V

  13. Ibidem

  14. Лев Гумилёв, "Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению", гл. 6, разд. "Катары"

  15. Анн Бренон, "Отказ от телесности"

  16. Жан Мадоль, "Альбигойская драма и судьбы Франции", гл. 2, разд. "Мораль катаров"

  17. Анн Бренон, "Жизнь и смерть христианской церкви", ч. 3 "Что такое катарская Библия"

  18. Жан Мадоль, "Альбигойская драма и судьбы Франции", гл. II, разд. "Доктрина катаров"

  19. Ibidem, гл. II, разд. "Антиклерикальность и катаризм "

  20. Ibidem, гл. II. разд. "Антицерковь"

  21. Christopher R. Cheney, "Pope Innocent III and England"

  22. Accumulated by Matthew White, Albigensian

  23. Генри Чарлз Ли, "История инквизиции" т. 2, гл. 1

Tags: Церковь и общество, инквизиция, история, история христианства, наука и вера, наука и религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments