Меньше ада - блог плохой христианки (badbeliver) wrote,
Меньше ада - блог плохой христианки
badbeliver

Проблема индукции



Автор: Александр Невеев.

В логике различают два типа вывода: дедуктивный и индуктивный. Простейшим примером дедуктивного вывода является так называемый «простой категорический силлогизм»:

Все люди смертны
Сократ – человек
Следовательно, Сократ смертен

У нас есть большая посылка (все люди смертны), у нас есть меньшая посылка (Сократ – человек) и на их основе мы делаем однозначный вывод (Сократ смертен). Несмотря на тривиальность вывода о смертности Сократа, этот вывод полностью достоверен, несомненен, истинен.

Индуктивный вывод осуществляется совсем иначе. Можно сказать, что при осуществлении индуктивного вывода большая посылка попросту отсутствует, а сам вывод мы пытаемся сформулировать на основе того или иного количества меньших посылок – частных случаев:

Цыган Изумрудный – конокрад
Цыган Алмазов – конокрад
Цыган Рубинов – конокрад

Цыган Жемчугов – конокрад
Следовательно, все цыгане – конокрады

Понятно, что с логической точки зрения (да и не только с логической, как в данном примере) индуктивный вывод недостоверен: сколько бы цыган-конокрадов мы не увидели, мы не можем сделать вывод, что коней крадут все цыгане.

Одним из наиболее ярких мыслителей, занимавшихся проблемой индукции, был английский философ Дэвид Юм. Его критика индуктивного вывода была связана с отрицанием возможности человека устанавливать причинно-следственные связи. С точки зрения Юма, сколько бы раз мы не наблюдали, что событие А предшествует событию В, вывод о том, что А является причиной В будет недостоверным.

Одним из самых ярких исторических примеров, демонстрирующих ограниченность индукции, является открытие в 1697 году в Австралии черных лебедей. До этого считалось, что все лебеди – белые.

Еще одна птица, тесно связанная с проблемой индукции – это так называемая «курица Рассела». Известный английский математик и философ Бертран Рассел в своей работе «Проблемы философии» (Глава 6 «Об индукции») рассказывает о курице, которой хозяин ежедневно насыпал пшено, но в один прекрасный день – пришел с топором и отрубил голову. В этот момент индуктивный вывод курицы о том, что «приход хозяина» равно «кормежка» оказался весьма резко опровергнут.

Как вы понимаете, вся современная наука основана на индуктивном методе. Переход к индуктивному методу, отказ от чисто дедуктивного подхода, при котором наука превращалась в бесконечное цитирование авторитетов (прежде всего, Аристотеля и Священного Писания), слова которых, говоря упрощенно, использовались как большие посылки для силлогизмов, сопровождавшийся поворотом к установлению, накоплению и анализу эмпирических фактов, был, безусловно, очень позитивным для человеческого познания и технического прогресса явлением, хотя и дался очень нелегко: если использовать терминологию Фрэнсиса Бекона, пауки долго и активно сопротивлялись, используя в том числе и силы Святой Инквизиции, муравьям и пчелам. Но понимать ограничения индуктивного метода необходимо.

Вместе с тем, нужно понимать и то, что в современной науке проблема индукции считается решенной, если можно так выразиться, по умолчанию или даже, как говориться, практически: да, индуктивный метод имеет ограничения, но лучшего метода у нас нет.

Вдобавок, индуктивный метод можно считать подкрепленным специальными методами математической статистики: одно дело – просто увидеть несколько цыган-конокрадов, а другое дело – сформировать репрезентативную выборку цыган и выявить процент конокрадов в ней. При таком подходе выявленные индуктивным методом закономерности приобретают вероятностный характер, являются статистическими, т.е. говорить о том, что выявленная индуктивно закономерность проявится, можно лишь с известной вероятностью, на строго определенном уровне значимости.

Так, если говорить предельно упрощенно и вернуться к «курице Рассела», то хозяин с вероятностью 364/365 накормит ее, но с вероятностью 1/365 отрубит ей голову, т.е. индуктивно выявленная закономерность «приход хозяина» равно «кормежка» проявляется с вероятностью 99,7%. Это очень высокая вероятность, хотя и понятно, что топор в руках хозяина в корне меняет дело, изменят ситуацию радикально.
Кстати, такие вот «отрубания куриных голов» – маловероятные, но радикально все меняющие события стали объектом пристального внимания Нассима Талеба, который называет события такого рода черными лебедями. Впрочем, о черных лебедях и других идеях Талеба мы еще будем говорить.

Итак, хотя и решенная практически, проблема индукции существует, а возможности человеческого познания, соответственно, имеют принципиальное ограничение. Но какой вывод из этого нужно сделать? Удариться в иррационализм и субъективный релятивизм (все субъективно и все относительно)?

Я думаю, мы просто должны проявлять интеллектуальную скромность и даже смирение, мы не должны становиться «научными догматиками» и «научными инквизиторами» (с моей точки зрения, научная инквизиция – это вообще оксюморон) и уж точно мы не должны культивировать слепую веру в науку и превращать ученых – в непререкаемых авторитетов, в членов высшей касты посвященных.
Tags: логика, наука, познание мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment