Меньше ада - блог плохой христианки (badbeliver) wrote,
Меньше ада - блог плохой христианки
badbeliver

Эллинам - безумие

Автор: Валентина Калачёва

(кухаркины размышления)

Как мать семейства, волею случая отягощенная образованием, в перерывах между варкой супа и глажкой белья брошу, бывает, пытливый взгляд на сводки новостные. Ну что там опять? Один 120 миллионов спёр из бюджета, другой 240. Кто больше? Житель Петрозаводска вон в собственном туалете застрял. Какой ужас! А где ж ему еще застрять, если библиотек в наших пролетарских клетях не предусмотрено? Синоптики рассказали, когда же в Карелии наконец-то станет тепло. Тут и синоптиком не надо быть, чтоб спрогнозировать — никогда. Тепло в Африке, а у нас, по их меркам, даже летом — зеленая зима.


О! О Валааме, святом острове, «всю правду» пишут. Ученые удивляются, как это монахи, не имея научных фактов пребывания на острове апостола Андрея Первозванного, поверили всяким россказням о том, что он установил там каменный крест, да еще и поклонные кресты создали. «Кресты стоят до сих пор». Страсти-то какие! На территории монастыря — кресты стоят. Нет чтобы памятники чему-нибудь доброму и вечному, например… Нет, так просто и не решить, нужны собрания, комиссии, презентации проектов, дебаты, голосования, а там, глядишь, и содержание доброго с вечным поменяется. На колу мочало — начинай сначала, коли денег в казне хватит. И вообще, пишут, история создания монастыря — миф, потому что так считает некая группа ученых, а та группа ученых, что им противоречит, — ренегаты науки, понятно, что Церковью вскормленные, темные люди, не желающие знать правду истинную. Всякие там Х. Киркинены и иже с ними, епископом Панкратием нанятые. Труба, короче, Валаамскому монастырю. Устоит ли после таких откровений? Право, загадка, науке еще не известная. Постучаться, что ли, непосредственно во врата ада с челобитной, уточнить: «Ну каков прогноз на сей раз? Одолеете Церковь Христову? А?» И оттуда — визги воодушевленные: «А то как же!» На то у них и начальник — отец лжи.

Поболтав в кастрюльке свою нехитрую похлёбку (ибо страсти страстями, а семью баснями, пусть и с привкусом науки, не накормишь!), я призадумалась… Нет, не об исторической правде, куда мне! Мне б дни рождения родственников не позабыть, чтоб кровной мести начала не положить, — народ-то нынче горячий пошёл. Задумалась я, почему мне как человеку православному абсолютно всё равно до научных драк и разоблачений, тем ли крестам поклоняюсь, в исторически целесообразном ли месте, действительным ли основателям монастыря молюсь или, оборони Создатель, наукой не одобренным. И пришел тут мне на ум один недавний эпизод.

Матушка Наталия Теплоухова Великим постом проводила в центре во имя преподобного Александра Свирского (г. Петрозаводск) беседу «Слово на Орудия Страстей Христовых» и вспоминала, как в начале 90-х в Санкт-Петербургскую и Ладожскую епархию приезжали какие-то иностранные гости с партией святой воды с реки Иордан и упорно тыкали сертификатами самого Папы Римского, свидетельствовавшими, что это именно Иордан, а не Нева там или Мойка. На что матушка сказала им: «Милые, мы живем верой, т. к. сказано “По вере вашей да будет вам” (Мф. 9: 29). К чему нам ваши сертификаты? Даже если вы воду эту из лужи за углом зачерпнули, для нас это будет вода из Иордана».

Со стороны послушать — безумные глаголы, достойные многотомной атеистической критики, сформировавшейся в течение 70 лет. Ну как это? Не взвесить, не измерить, на зуб не попробовать? Помолиться — и получить по вере. Сумасшедший дом! А почему? И вот здесь добрались мы до сути всех этих новостных разногласий атеистического сознания и православной веры, выраженной словами почти двухтысячелетней давности: «Ибо и Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость; потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков» (1 Кор. 1:22–25). Нам Крест — звезда путеводная, Распятый на Нем и Воскресший — Бог и Царь над царями мира, Церковь — корабль спасения, Священное Писание и Священное Предание — пища для ума, души и сердца, а для неверующих всё это — фикция. И всё, что служит для её «разоблачения», — наука; всё, что служит иному, — поповские сказки.

В связи с окончанием своего философски окрашенного кулинарного практикума заглянула я в толкование Первого послания к Коринфянам святого апостола Павла у святителя Иоанна Златоуста, нашего православного ученого, где нашла актуальное замечание: «Опять язычники требуют от нас красноречия в словах и искусства в суждениях, а мы и им проповедуем крест. <…> Сколько трудился Платон с своими последователями над линией, углом и точкой, над числами соизмеримыми и несоизмеримыми, равными между собой и неравными, и сказав нам об этих паутинах, — ведь все это для жизни бесполезнее даже паутины, — и не принесши пользы ни большой, ни малой, затем окончил свою жизнь. Сколько он старался доказать, что душа бессмертна, но, не сказав ничего ясного и не убедив никого из слушателей, затем скончался. Напротив крест чрез неученых убедил и обратил целую вселенную, убедил не в предметах маловажных, но в учении о Боге, истинном благочестии, евангельской жизни и будущем суде; он сделал философами всех — земледельцев, неученых. Видишь, как “немудрое Божие премудрее и немощное Божие сильнее человеков”. Чем сильнее? Тем, что оно распространилось по всей вселенной, покорило всех своей власти, и, тогда как бесчисленное множество людей усиливалось истребить имя Распятого, соделало противное. Это имя прославлялось и возрастало более и более, а они погибали и исчезали; живые, восставая против Преданного смерти, не могли сделать ничего. Потому, если язычник назовет меня безумным, то обнаружит собственное крайнее безумие, — так как, почитаемый от него безумным, оказываюсь мудрее мудрого; если он назовет меня бессильным, то обнаружит собственное еще большее бессилие, так как, что благодатью Божией совершили мытари и рыбари, того и философы, и риторы, и властелины, и вообще вся вселенная, при бесчисленных усилиях, не могли даже и представить. Чего не сделал крест? Он ввел учение о бессмертии души, о воскресении тел, о презрении благ настоящих и стремлении к благам будущим; он сделал людей ангелами; им все и везде стали любомудрыми и способными ко всякой добродетели».

Так что Крест для нас — это всё, везде и всегда. И абсолютно без разницы, где он установлен. Доказано аж Платоном. Посмертно.

Всё, пошла бельё гладить. С Божией помощью.
Tags: вера, история Церкви, семиотика религии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments